Определение судебной коллегии по гражданскому делу по иску М. к отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области о предоставлении дополнительных дней отдыха

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июля 2016 г. N 32-КГ16-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 4 июля 2016 г. гражданское дело по иску М. к отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области о предоставлении дополнительных дней отдыха

по кассационной жалобе начальника отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области Чехонина В.А. на решение Вольского районного суда Саратовской области от 21 мая 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 13 августа 2015 г., которыми заявленные исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителя отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области Марьяна Г.В., представителя отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области и Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области Максимовой И.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

 М. обратился в суд с иском к отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области (далее - ОМВД России по Вольскому району Саратовской области) о предоставлении дополнительных дней отдыха.

В обоснование исковых требований М. указал, что проходит службу в органах внутренних дел Российской Федерации в должности полицейского группы охраны и сопровождения лиц, подвергнутых административному аресту специального приемника для содержания лиц, подвергнутых административному аресту ОМВД России по Вольскому району Саратовской области. График исполнения М. должностных обязанностей является сменным (трехсменный режим рабочего времени по 24 часа в смену), то есть он привлекается к исполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени.

М. указал, что 30 января 2015 г. он обратился с заявлением на имя начальника ОМВД России по Вольскому району Саратовской области о предоставлении информации о количестве отработанного им времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за период с января 2011 года по декабрь 2014 года.

Из ответа начальника ОМВД России по Вольскому району Саратовской области М. стало известно, что фактически отработанное им время сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени составляет: за 2011 год - 66 часов, за 2012 год - 183 часа, за 2013 год - 114 часов, за 2014 год - 236 часов.

По мнению М., приведенный ответчиком расчет фактически отработанного им времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени является ошибочным, поскольку при подсчете ответчик исключает из отработанного служебного времени часы, отведенные сотруднику на прием пищи и отдых, в связи с чем истец просил суд обязать ответчика предоставить ему компенсацию в виде дополнительных дней отдыха за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за период с января 2012 года по декабрь 2014 года в количестве 1 900 часов или 332 дней.

Представитель ответчика - ОМВД России по Вольскому району Саратовской области и представитель 3-го лица - Главного управления МВД России по Саратовской области исковые требования в суде не признали.

Решением Вольского районного суда Саратовской области от 21 мая 2015 г. заявленные требования удовлетворены частично. Суд обязал ОМВД России по Вольскому району Саратовской области предоставить М. время отдыха продолжительностью 529 часов за работу сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за период с января по декабрь 2014 года. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 13 августа 2015 г. указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представитель ОМВД России по Вольскому району Саратовской области обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований М. об обязании ответчика предоставить время отдыха продолжительностью 529 часов за работу сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за период с января по декабрь 2014 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2015 г. в передаче кассационной жалобы представителя ОМВД России по Вольскому району Саратовской области для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

В повторной кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, начальник ОМВД России по Вольскому району Саратовской области Чехонин В.А. выражает несогласие с судебными постановлениями судов первой и апелляционной инстанций, просит их отменить, как незаконные.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы начальника ОМВД России по Вольскому району Саратовской области 18 января 2016 г. заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаевым В.И. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации Петровой Т.А. от 31 мая 2016 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2015 г. отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец М., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явился, сведений о причинах неявки не представил, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что М. проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации в должности полицейского группы охраны и сопровождения лиц, подвергнутых административному аресту специального приемника для содержания лиц, подвергнутых административному аресту ОМВД России по Вольскому району Саратовской области.

Положением о специальном приемнике для содержания лиц, подвергнутых административному аресту отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области, утвержденным приказом ОМВД России по Вольскому району Саратовской области от 28 августа 2014 г. N 336 (далее - Положение о специальном приемнике), установлен постоянный круглосуточный режим работы подразделения согласно графику сменности, в том числе трехсменный график по 24 часа с предоставлением каждому сотруднику полиции, входящему в состав дежурного наряда, права на прием пищи и на отдых поочередно без права выхода за территорию подразделения. По окончании смены сотрудникам подразделения предоставляется право на отдых не менее 48 часов.

Судом также установлено, что М. в период с 1 января по 31 декабря 2014 г. привлекался к выполнению служебных обязанностей по занимаемой им должности сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени.

Приказом начальника ОМВД России по Вольскому району Саратовской области от 1 ноября 2014 г. N 430 М. выплачена денежная компенсация за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за 15 дней (120 часов). Также М. предоставлена компенсация в виде дополнительных дней отдыха в количестве 18 дней (140 часов).

30 января 2015 г. М. обратился с заявлением на имя начальника ОМВД России по Вольскому району Саратовской области о предоставлении информации о количестве отработанного им времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за период с января 2011 года по декабрь 2014 года.

Согласно ответу начальника ОМВД России по Вольскому району Саратовской области фактически отработанное М. время сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени составило: за 2011 год - 66 часов, за 2012 год - 183 часа, за 2013 год - 114 часов, за 2014 год - 236 часов.

Отказывая в удовлетворении исковых требований М. в части обязания ответчика предоставить ему дополнительные дни отдыха за 2012 - 2013 годы в связи с выполнением служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске М. срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, предусмотренного частью 4 статьи 72 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", о применении которого было заявлено ответчиком.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования М. в части предоставления ему дополнительных дней отдыха за период с 1 января по 31 декабря 2014 г., суд первой инстанции со ссылкой на положения части 3 статьи 108 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой на работах, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и приема пищи в рабочее время, и на Положение о специальном приемнике, предусматривающее круглосуточный режим работы подразделения, в котором проходил службу истец, пришел к выводу о том, что при подсчете фактически отработанного М. времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени необходимо учитывать служебное время, равное 24 часам в смену, без вычета времени на прием пищи и отдых сотрудника подразделения (6 часов). Установив, что М. в период с 1 января по 31 декабря 2014 г. привлекался к выполнению служебных обязанностей по занимаемой им должности сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, суд первой инстанции с учетом сведений графиков несения дежурств и табелей рабочего времени произвел расчет фактически отработанного М. времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за 2014 год в количестве 529 часов и обязал ответчика предоставить истцу время отдыха за указанный период.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Согласно части 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ) регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, названным Федеральным законом, Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 названной статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства (часть 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 53 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ служебное время - период времени, в течение которого сотрудник органов внутренних дел в соответствии с правилами внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения, должностным регламентом (должностной инструкцией) и условиями контракта должен выполнять свои служебные обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с федеральными законами и нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел относятся к служебному времени.

Нормальная продолжительность служебного времени для сотрудника органов внутренних дел не может превышать 40 часов в неделю, а для сотрудника женского пола, проходящего службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных, - 36 часов в неделю. Для сотрудника устанавливается пятидневная служебная неделя (часть 2 статьи 53 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Сотрудник органов внутренних дел в случае необходимости может привлекаться к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел. В этом случае сотруднику предоставляется компенсация в виде отдыха соответствующей продолжительности в другие дни недели. В случае, если предоставление такого отдыха в данный период невозможно, время выполнения служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни суммируется и сотруднику предоставляются дополнительные дни отдыха соответствующей продолжительности, которые по его желанию могут быть присоединены к ежегодному оплачиваемому отпуску. По просьбе сотрудника вместо предоставления дополнительных дней отдыха ему может быть выплачена денежная компенсация (часть 6 статьи 53 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Согласно части 1 статьи 54 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ режим служебного времени сотрудника органов внутренних дел устанавливается правилами внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения. Особенности режима служебного времени сотрудника могут определяться законодательством Российской Федерации, должностным регламентом (должностной инструкцией) и контрактом.

Режим служебного времени сотрудника органов внутренних дел должен предусматривать определенное количество служебных и выходных дней в неделю, продолжительность служебного дня и перерыва в течение служебного дня (часть 2 статьи 54 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Правила внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения утверждаются в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел (часть 3 статьи 54 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Частью 1 статьи 55 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ определено, что время отдыха - время, в течение которого сотрудник органов внутренних дел свободен от выполнения служебных обязанностей.

Пунктом 8 Порядка привлечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации дополнительных дней отдыха, утвержденного приказом МВД России от 19 октября 2012 г. N 961, установлено, что продолжительность выполнения сотрудником служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени определяется исходя из продолжительности выполнения сотрудником служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности ежедневной службы, а при суммированном учете служебного времени - сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за учетный период.

Из приведенного выше правового регулирования следует, что для сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, привлекаемых к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, с учетом их особого правового статуса положениями специального законодательства установлены дополнительные социальные гарантии в виде отдыха соответствующей продолжительности или выплаты денежной компенсации. При этом в период выполнения служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени сотруднику предоставляется перерыв для отдыха и приема пищи, в течение которого сотрудник освобожден от выполнения служебных обязанностей.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в 2014 году М. выплачена денежная компенсация за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за 15 дней (120 часов), а также предоставлена компенсация в виде дополнительных дней отдыха в количестве 18 дней (140 часов). При расчете фактически отработанного М. времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени ответчик исключил из отработанного служебного времени часы, отведенные сотруднику на прием пищи и отдых.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, исходя из нормативных положений, регулирующих спорные отношения, приходит к выводу о том, что перерыв для отдыха и питания не включается в служебное время сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, привлекаемых к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, поскольку перерыв для отдыха и приема пищи является временем, в течение которого сотрудник освобожден от выполнения служебных обязанностей, в связи с чем при суммированном учете служебного времени, отработанного сотрудником сверх установленной нормальной продолжительности, для определения размера компенсации в виде предоставления сотруднику дополнительных дней отдыха, из расчета служебного времени подлежат исключению часы, отведенные ему для отдыха и приема пищи.

Таким образом, вывод суда о том, что при расчете фактически отработанного М. времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени необходимо учитывать служебное время, равное 24 часам в смену, без вычета времени на прием пищи и отдых сотрудника подразделения (6 часов), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает неправомерным.

Ссылка суда в обоснование удовлетворения исковых требований М. на часть 3 статьи 108 Трудового кодекса Российской Федерации является ошибочной, поскольку регулирование отношений, связанных со службой в органах внутренних дел Российской Федерации, в том числе касающихся предоставления дополнительных гарантий и компенсаций сотрудникам, привлекаемым к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, с учетом их особого правового статуса осуществляется Федеральным законом от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, в котором предусмотрены специальные нормы, устанавливающие порядок предоставления гарантий и компенсаций таким сотрудникам. Следовательно, в силу части 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ нормы трудового законодательства к спорным отношениям не применяются.

Учитывая изложенное, решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, в части обязания ОМВД России по Вольскому району Саратовской области предоставить М. время отдыха продолжительностью 529 часов за работу сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за период с января по декабрь 2014 года нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в указанной части.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, однако судами неправильно применены нормы материального права к спорным отношениям, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления в указанной части и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований М. к ОМВД России по Вольскому району Саратовской области о предоставлении дополнительных дней отдыха отказать.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

решение Вольского районного суда Саратовской области от 21 мая 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 13 августа 2015 г. в части обязания отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области предоставить М. время отдыха продолжительностью 529 часов за работу сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за период с января по декабрь 2014 года отменить.

В указанной части принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований М. к отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вольскому району Саратовской области о предоставлении дополнительных дней отдыха за период с января по декабрь 2014 года.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России